ShizNat Webs: A Mai-HiME/Otome paradise

A fansite dedicated to ShizNat, Mai-HiME and Mai-Otome fandom!

Прелюдия Натсуки - Русский перевод

Прелюдия Натсуки


Пролог ~ из эпизода: #25~


Волны накатывали и, разбиваясь о скалы, откатывали назад.


Освещение от города Фуука выстроилось вдоль края обрыва у моря.


Примерно на полпути вниз по дороге выступал утес с видом на море. Это там, где стояла Натсуки, одна.


Темные волосы Натсуки развевались на ветру, а её школьная форма, окрашенная лучами заходящего солнца в желто-красный, немного трепетала.


 "Мама..."


Мягко, почти неслышно прошептав это, Натсуки закрыла свои глаза.


События той одной ночи воскрешались в её памяти.


Даже несмотря на то, что она говорила себе, что она должна забыть, всё же она не могла стереть воспоминания о том, что произошло той ночью, 10 лет назад, в "Бихоши", лаборатории "Иваска Фармасьютиклз", или, как она называла это тогда, "Мамином исследовательском кабинете".

 

Она помнила, как рука её мамы разбудила её, так как она заснула в лаборатории, утомившись от ожидания окончания маминой работы.


Выражение на лице её мамы, обычно такое спокойное и нежное, впервые было полно отчаяния.


С Натсуки, крепко прижимавшейся к своему лучшему другу Дюрану, которого она умоляла взять с собой, они сели в машину и устремились, спасаясь бегством, в темноту улиц.

К... этому месту.


Это здесь, где "они" поджидали их.


Эти "темные дяди", кто входил и выходил из "Иваска Фармасьютиклз" в их черных костюмах и очках. Они всегда стояли стойко, как бы молча охраняя лабораторию. Всё же они иногда играли c Натсуки или тайком давали ей конфеты, пока она ждала свою маму.


Но теперь они просто стояли там с мрачным выражением на их лицах.


Это было чем-то, что Натсуки не видела прежде той ночи.


О том, что случилось дальше, её память содержала только звуки пронзительного визга тормозов и ощущение удара, как они пробили ограждение.


И потом чувство подвешенного состояния, поскольку она могла чувствовать, как что-то надвигается, окружает их, и потом звук отчаянного крика её мамы.


Наверняка, сама она, должно быть, тоже кричала.


Но её крики, вместе с её мамой и Дюраном, покоились на глубине моря под этой скалой.


"И снова я нахожу тебя здесь", - голос позади Натсуки прервал её размышления.


"Тоже самое могу сказать и тебе, Сакомизу, зачем ты пришел сюда снова? Первый район больше не существует, не так ли?" - ответила Натсуки, не оборачиваясь.


"Это правда. Но прежде чем я уйду, я хотел бы поприветствовать кое-кого .... Если ты не возражаешь?"


Сакомизу, учитель Натсуки в Академии Фуука, a также агент, работающий на организацию под названием "Первый район"... ну, правильнее сказать, работавший.


Он держал букет цветов в своих руках.


"Я вырастил их в цветнике Фууки. Я не знаю, будет ли она рада получить эти цветы, но, к сожалению, все магазины цветов в городе закрыли."


"Делай что хочешь."


Сакомизу улыбнулся, почему-то этот типичный грубоватый ответ успокоил его. И, со словами: "Ну тогда, извини меня", он бросил букет.


Цветы ударились о воду и исчезли в мгновение ока.


"Также как и мы..." - Натсуки прошептала тихо, поднимая её взгляд.


Огромная звезда ХиМЭ попала в её поле зрения.


Звезда, которая даровала силу материализовывать материи высшего порядка прямо из воздуха. И девочки, кому была дарована эта сила, назывались ХиМЭ.


Она обычно сияла тускло, но сейчас она, сверкая зловеще, была ближе, чем когда-либо прежде, настолько близко, что можно было увидеть даже мельчайшие детали.


Для Натсуки, ХиМЭ, одной из только четверых выживших ХиМЭ, эта звезда как будто бы провозглашала конец.


Да. Сейчас всё подходило к концу. Даже борьба Натсуки подходила к концу... борьба, которая началась, когда она пробудилась как ХиМЭ той летней ночью.


I


Церковный колокол зазвонил.


Подражая зарубежной религии, звон разносился по Академии Фуука. Академия, являющаяся частной собственностью знатной семьи, состояла из начальной, средней и высшей школы и была лидером среди учебных заведений Японии.


Но для юной девушки, дремавшей на школьном лугу, этот звон звучал больше как будильник.


----- Уроки, наконец-то, закончились...


Занятия закончились. Девочка в униформе средней школы встала, слыша, как шум уникальный для после-школьного времени возрастал.


Встав, Натсуки потянулась, издав небольшой звук.


Её длинные черные волосы струились по спине. Ни единого грамма жира не было на её стройной фигуре. И хоть её грудь пока была небольшого размера, но её фигура, спрятанная под школьной униформой, хотя пока что ещё девичья, уже обещала стать красиво-чувственной в будущем.


"Настуки снова прогуливает уроки?" -  раздался голос позади.


Этот голос с мягким киотским акцентом и смелость обратиться к Натсуки по имени могли принадлежать только одному человеку в школе.


"Меня и так хватило, чтобы просидеть на уроках целое утро. Кроме того, моя посещаемость в порядке. Так что нет причин ругать меня, Шизуру."


Повернувшись, Натсуки обратила свой взгляд на девушку одетую в форму высшей школы. Она источала зрелое очарование и безмятежность.


Шизуру Фуджино - ученица, находящаяся на втором году своего обучения в старшей школе, и единственный человек, кого Натсуки называла своим другом.


"Как всегда такая вредина... но... "


Очаровательно улыбаясь, она подошла к Натсуки и провела своим указательным пальцем по щеке девушки.


"...!"


Натсуки не могла ничего с собой поделать, кроме как покраснеть непреднамеренно в ответ на это действие.


"Хехе, ты вся красная... Натсуки, действительно, такая милая!"


Натсуки стряхнула палец улыбающейся Шизуру... палец, который уже был на пути к её подбородку. С горящими щеками, она закричала сердито: "Гах! Честно, ты всегда... всегда...! Это действительно так весело дразнить меня?!"


"Да."


Натсуки не знала, что и сказать в ответ на её нежное поддразнивание.


----- Уму непостижимо! Ох уж эта женщина...


Да, Шизуру единственная, кто мог с такой легкость общаться с Натсуки, которая источала такую сильную ауру холода и неприступности.


Что такого приятного в ней? Или вернее, в интерпретации Настуки, действительно ли это так уж приятно дразнить её? Какой бы ни была причина, Шизуру делала это при каждом случае.


Почему Шизуру, несмотря на то какой бы Натсуки не была угрожающей или жесткой по отношению к ней, могла так легко сломать её привычный устрой жизни, делая её абсолютно беспомощной к своему поддразниванию?

Хотя, на самом деле, это не было так уж неприятно для Натсуки.


Для кого-то, как она, кто намеренно держалась на расстояние от других, Шизуру была настоящим исключением.


"Ох, я чувствую себя такой застенчивой, когда ты таким образом смотришь мне прямо в глаза."


"Это не..! Действительно, ты... ну, так что случилось-то?"


Натсуки сменила тему, чтобы отвлечь Шизуру.


"Случилось? Ну... не совсем, но Сакомизу-сенсей ищет тебя. Ты недавно стала приезжать в школу на мотоцикле, Натсуки, не так ли? Ты должна быть осторожна, чтобы кто-нибудь из Исполнительного комитета или Сакомизу-сенсей не поймал тебя».


На эти слова Натсуки цыкнула языком.


"Сузуширо, хех..."


На днях Сузуширо, "самый рьяный член исполнительного комитета Академии Фуука, постоянный вихрь", сделала ей очень строгий выговор по поводу того, что она начала приезжать в школу на мотоцикле.


"Никому не пожелаю попасться ей, такая утомительная личность. Хотя, кажется, Исполнительный комитет сейчас усиливают... Сакомизу-сенсей тоже изрядно обеспокоен."


"Усиливают? Что-то случилось?"


Исполнительный комитет - это отделение Ученического совета, отвечающее за соблюдение правил и дисциплины. Если их усиливают, значит в школе должно было произойти действительно что-то необычное.


"Бродячие собаки начали появляться довольно часто на территории кампуса. Вот почему нам нужно усиление", - с этими словами появился Сакомизу Кайджи, классный руководитель Натсуки.


Он был довольно полным мужчиной и с прической афро, которая могла бы послужить и птичьим гнездом. Его облик был сильным, но из-за его тихого характера, он был всего лишь ещё одним безобидным учителем. Это было впечатление, которое составила о нём Натсуки.


"Бродячие собаки...?"


"Да, и очень большие причем."


Натсуки саркастически улыбнулась в ответ на серьезное выражение лица Сакомидзу.


"Будь то призраки или восставшие монстры... Эта школа имеет полный набор, не так ли?"


"Это вполне ожидаемо в школе, которая была основана так давно и имеет такую богатую историю. Но тем не менее..."


"Да?"


"Насчет твоего мотоцикла, Куга-сан, можем ли мы прийти к какому-либо соглашению? В школьных правилах указано, что приезжать в школу на мотоцикле запрещено. Ах, Фуджино-сан, пожалуйста, попытайтесь переубедить её."


"Я бы с радостью, если бы я могла, но... она не самый послушный ребенок на земле, не так ли?"


"Верно... Куга-сан, действительно, очень упряма."


"Да. Определенно."


"Как проблематично."


Шизуру и Сакомизу закивали головой в знак согласия.


"Эй. Не говорите так, когда лицо, о котором идет речь, стоит прямо перед вами."


"Но, Натсуки, как бы много раз мы не говорили тебе, ты просто не слушаешь."


"Так точно. Она и на занятия не приходит..."


"Ух..."


Будучи неожиданно атакованной с двух сторон, Натсуки замялась. Сакомизу подошел ближе к Натсуки и прошептал так, чтобы только она смогла услышать : "Также... лучше бы тебе перестать слоняться по окрестным барам, в которых полно сомнительных личностей. Ты же принцесса, в конце концов."


"Что...!"


----- Как он...


Натсуки опешила. Стараясь скрыть своё потрясение, она позволила правде в его словах впитаться.

"Что?.... О чем Вы говорите?" - спросила она, пытаясь сохранить свой голос спокойным. Сакомизу просто иронично улыбнулся.


"Просто... пожалуйста, будь осторожна. Я молю тебя. Я несу ответственность за поведение моих учеников, и их действия могут отразиться на мне." - он произнес это своим обычным беззаботным тоном, и, вытерев свой лоб помятым платком, он ушел.


"...."


Задумавшись, Натсуки смотрела вслед его удаляющейся фигуре.


----- Каким образом он узнал? И ещё, его тон, когда он назвал меня "принцессой"?... Откуда?...


"Натсуки? У тебя такое серьезное выражение лица... что случилось?"


"Ах, хух... ничего. Я иду домой."


Шизуру нахмурилась немного из-за уклончивого ответа Натсуки. Но вскоре, отбросив это назад, она вновь улыбнулась.


"Уже уходишь? Это очень плохо. Я хотела побыть с Натсуки немого дольше..."


Она внезапно обняла Натсуки сзади, плотно прижавшись своим телом.


"Э-эй, Шизуру!"


"Что такое?"


"Это... уммм... хей! Что ты делаешь? Отпусти меня!"


Широко улыбаясь, Шизуру отпустила Натсуки.


"В последнее время твой выбор нижнего белья стал более изысканным. Такое мягкое на ощупь…"


"Бака!" - Натсуки выкрикнула сердито. Сильно покраснев, она поспешила к месту, через лес позади школы, где был припаркован её мотоцикл.


Шизуру улыбнулась с облегчением, видя Натсуки, уходящей таким образом.


"Подожди, Натсуки. Тебе же нужно будет переодеться? Давай я тебе помогу."


Поддразнивая, она поспешила вслед за Натсуки, игнорируя её "заткнись!" и "не подходи ближе!", и скрылась в лесу, счастливо улыбаясь.


*


Без их ведома пара глаз наблюдала эту сцену.


"Хе-хе... Скоро, моя Дорогая Принцесса Лета. Ты первая, Натсуки-чан..." - с самодовольной улыбкой прошептал беловолосый мальчик одетый в форму средней школы, сидя на ветке дерева.


II


"... Первый район? Так они называются?"


"Да. Неизвестно настоящее ли это имя или просто псевдоним.... но так они называют себя."


Прошло несколько часов после событий в школе. Натсуки сидела в баре «Роршах», находящейся в Тсукиморе, районе торговых центров одного из соседних со школой городов.

"Первый Район…" - Натсуки повторила, пытаясь подавить азарт в голосе.


С той самой ночи, когда её мама умерла, в сердце Натсуки была только лишь жажда мести и ничего больше, месть против тех, кто ответственен за смерть её мамы. Начиная с того дня, она выковала себя, идя за каждым следом и охотясь за каждой организацией, которая могла быть связанна с её мамой.


Но, положа руку на сердце, Натсуки понимала, простая ученица средней школы не могла сделать многого. Это было абсурдно... поставив себя в невероятно опасные условия еще раз, и тем не менее быть не в состоянии ухватить организацию за самое сердце. Поэтому Натсуки постоянно мучило чувство бессильности.


Это был её шанс. Натсуки встретила этого мужчину, сидящего рядом с ней за стойкой бара.


Звали его Ямада.


Откуда он приехал было неизвестно. Его имя, Ямада, тоже скорее всего не настоящее. Он даже не выглядел, как японец, вообще. Ходили слухи, что он, возможно, был ремесленником из другой страны. Натсуки не волновало ничего из этого.


Ямада знал свое дело, он был как рыба в воде в самых опасных частях света, и, когда плата была достаточной, его не особо волновала законность информации или оружия, которое он передавал в руки Натсуки. Для неё этого было достаточно.  


Это он, кто продал ей имя организации, в существование которой она сомневалась до сегодняшнего дня.


----- Первый район... Может ли это быть имя организации, которая использовала, а потом убила мою маму?


Это было странное ощущение. Враг, казавшийся таким далёким, недостижимым, как облака, вдруг стал более реальным, когда стало известно его имя.


Не ощущая скрытую агитацию Натсуки, Ямада продолжил без особого интереса в его голосе.


"Они крайне опасная организация. Если ты недостаточно осторожна, ты можешь настроить целую страну против себя."

"Целую страну?"


"Да. Похоже, они проникли даже в правительство. Хотя это только мои ощущения."


"..."


Натсуки уже догадалась о чем-то подобном, беря в расчет, что смерть её мамы была преподнесена как несчастный случай, и никто не обращал никакого внимания на её отчаянные призывы.


----- Так что, всё как я и предполагала...


Всё же Натсуки симулировала улыбку.


"Разве это не весело? Теперь я могу уничтожить их, наконец-то."


"Весело..."


Ямада был человеком, который редко менял выражение своего лица, но сейчас уголки его рта приподнялись от удовольствия.


И потом он, разыгрывая новый козырь, заговорил снова.


"Сила материализовывать материи высшего порядка. Ты слышала этот термин раньше? "


Услышанное заставило Натсуки замереть. Сила материализовывать материи высшего порядка.


----- Это была тема исследований моей мамы в том месте, не так ли?...


"Высоко-передовое Материализующееся оборудование (Highly-advanced Materalizing Equipment), сокращенно ХиМЭ (HiME). Это те, кого эти парни ищут... людей с этой силой."


----- "ХиМЭ...?"


Её мама и даже те люди в темных костюмах в институте иногда называли ее "химэ"("принцессой").


На самом деле, когда Натсуки была рождена тем августом, её мама хотела использовать кандзи для "лета" и "принцессы", чтобы записать её имя. Но, по желанию отца, они использовали хирогану.


Но несмотря на это, её мама называла её "моя принцесса".


Тогда она думала, что это было всего лишь ласкательное имя.


"Поговаривают, эти люди собирают людей с этой силой в академии Фуука. Знаешь, школа для богатеньких детей в соседнем городе


"...!"


Натсуки не могла больше скрывать свою агитацию, услышав имя школы, в которой она учится. Она парировала многозначительно.


" 'Сила', ты сказал. Что именно за сила?"


"Ну... Моё расследование не продвинулось так далеко ещё."


"Понятно... Пожалуйста, продолжай расследование в таком случае."


Натсуки достала из кармана конверт и положила его перед Ямадой.


Ямада колебался, не беря конверт, но вместо этого просто смотрел на него некоторое время. Затем он открыл рот, чтобы задать вопрос, не касающийся работы, что очень необычно для него.


"Я, действительно, не должен лезть не в свое дело, но ... Пожалуйста, можно мне спросить тебя одну вещь?"


"Что?"


"Почему такая молоденькая девочка охотится за такой организацией? Это не игра для школьников, это не те враги, с которыми можно шутить."


"..."


"Слабый удар против них - и ты будешь уничтожена. Не угрожайте им, хорошо? "


Ямада потряс свой стакан. Не растаявший лёд издал отчетливый звук, ударившись о стекло.


"Мне всё равно. Это то, ради чего я живу. Я выслежу их и затем уничтожу. Чего бы мне это не стоило"


Ее тон был глубоким и смертельно опасным.


Ямада посмотрел в глаза Натсуки, сглатывая от волнения немного. В этих глазах был пугающий огонь, пылающий с чистейшей интенсивностью. Тот, что сам Ямада ощущал в себе много лет назад, когда был призван служить своей стране. Это был огонь слепой веры, такой глупый, но в то же время  такой ослепительный…


Она молодая девушка, с которой необходимо считаться, и кто может быть просто опасной...


Отвернув свой взгляд, Ямада потянулся за конвертом и положил его в свой карман.


"Я свяжусь с тобой, когда появится какая-либо новая информация."


"... Поняла." - кратко ответив, она взяла в руки свои шлем и встала со своего места.


Силуэт её тела, очерченный плотно облегающим байкерским костюмом, рисовал изображение молодой девушки, сделавшей её первые шаги в пору зрелости, но ещё хранящей очарование юности.


Ямада не был тем, кого бы могло привлечь такое 'изображение', но напряжение, окутывающее эту девушку, было почти осязаемым, как оно настаивалось, не оставляя места для облегчения.


----- Она так похожа на меня... пересеку ли я этот опасный мост симпатии?


Ямада улыбнулся горько.


В словах Натсуки не было угрозы для него. С самого начала его расследования о Первом районе он ощущал зловещие тени, тянувшиеся за ним, едва на краю его поля зрения. Это не было чем-то, с чем он не мог справиться, но это могло повредить его бизнесу осведомителя.


----- Всё же это может быть даже забавно... достойный противник, наконец.


Ямада почувствовал, что где-то внутри вспыхнула давно забытая искорка. Погасить ли её или же дать ей разгореться сильнее... он осушил свой стакан одним глотком.


*


Покинув бар, Натсуки оседлала свой мотоцикл, который был припаркован на заднем переулке, она забрала волосы в хвост, прежде чем надеть шлем.


Она любила это транспортное средство, которое она приобрела меньше месяца назад.


Это была иностранная модель - та же, что была когда-то у её отца.


Почему она выбрала именно эту модель, Натсуки не была уверена сама.


Так как она ненавидела своего отца.


После смерти её мамы, он поместил её, серьёзно раненую, в госпиталь и просто бросил её. Были и другие вещи, которые она поняла только позже. Она поняла, что её родители работали всё время и часто ссорились, совсем не ладя друг с другом. Но при ней они всегда пытались создать видимость гармонии.


Её отец, кто любил мотоциклы и британский рок 80-х, назвал свой байк "Дюран II", пародируя имя любимого пса Натсуки.


Хотя её отец, будучи менеджером торговой компании, был всегда занят, разъезжая по всему миру, всё же, если время позволяло, он брал Натсуки с собой в поездки или в поход.


Натсуки когда-то любила отца.


Тем более, она не могла простить его.


Теперь её отец жил за границей с другой женщиной. Это не было официально оглашено, но отношения с этой женщиной начались, когда мама Натсуки была ещё жива.


Всё же его денежные переводы на содержание его единственной дочери были очень щедрыми. Этот мотоцикл, деньги, чтобы заплатить Ямаде за информацию – это всё стало возможным благодаря этому источнику.


Она не задумываясь могла бы выбросить эти деньги в сточную канаву, но в действительности она прекрасно понимала, что без них ей придётся тяжко, чтобы заработать достаточно денег даже на свои повседневные расходы, не говоря уже о мести.


----- Интересно, месть за мою маму будет гложить моего ненавистного отца ...


В этом случае, это была бы очень личная, счастливая детская месть Натсуки.


Она надела шлем, гримаса само-высмеивания на её лице, и, нажав на газ, тронулась с места.


Мотоцикл издал низкий рев, и она ускорилась из темного переулка Тсукимори, направляясь по дороге вдоль побережья, которая ведет обратно в Фуука.


Время года сменялось с лета на осень, так что температура была достаточно прохладной. Но Натсуки наслаждалась этим.


В холодном воздухе светила полная Луна. Совсем близко от неё сияла красная звезда.


Никто другой, только она могла видеть эту звезду с самого раннего детства.


"Натсуки-чан, не говори никому, что ты можешь видеть эту звезду."


Мама запретила ей говорить о ней, не желая, чтобы кто-нибудь другой знал об этом.


----- Мама. Что ты знала?


Этот вопрос раздавался эхом в голове Натсуки, и в памяти всплыли слова Ямады: "Сила материализовывать материи высшего порядка. ХиМЭ, сокращенно".


"Эти ребята собирают людей с этой силой в Фуука академии, по всей видимости."


Удивительно, но она почувствовала, что она на один шаг ближе к разгадке.


----- Так как я и предполагала, что-то не то с этой школой...


Она услышала долгий, призрачный вой.


Может, одна из тех гигантских бродячих собак? Или что-то другое. Не было ли в словах Сакомизу что-то ещё скрыто между строк?


Ее собственное зачисления в школу было несколько загадочным тоже, если подумать. Это было желание её отца, чтобы она училась в частной средней школе, и ее тогдашний учитель тут же предложил Фуука академию.


"Ну, если у тебя нет предпочтений, позволь мне порекомендовать школу для тебя. С моими рекомендациями, у тебя не будет никаких проблем поступить."


Эти слова учителя были полны рвения и энтузиазма.


"ХиМЭ, хух..."


----- Этот термин, какое отношение он имеет ко мне?


----- Это я обязательно разузнаю.


Дорога через горы вела к городу Фуука.


В городе стояла тишина, здание школы, возвышающееся молча, было похоже на замок из другого мира.


Натсуки прибавила газ, как будто бросая вызов школе.


Только рёв мотора мотоцикла мог быть слышен в тишине ночного города. Она ехала вдоль дороги на холму, ведущую обратно в школу.


И потом ----


Как бы в ответ на рев ее мотоцикла, длинный и громкий вой раздался эхом за горой.


Этот вой полностью заглушил рёв мотора, но этот звук не достиг ушей Натсуки…


III


"Ээх...? Куга-сан?"


Уже переодевшись назад в форму средней школы и припарковав свой ​​мотоцикл у задних ворот школы, Натсуки вдруг услышала голос позади нее. Она обернулась, удивленно.


Ученица в такой ​​же школьной форме стояла перед ней.


"Ты..."


Она вспомнила, кто это был. Девушка, которая также находилась на третьем году обучения средней школы, но в параллельном классе.


"Я---- Меня зовут Аканэ Хигураши."


Девушка, которая представилась как Аканэ, посмотрела на Натсуки, с покрасневшими щеками, как будто ей вдруг стало стыдно за что-то.


Эта девушка была единственной, кто время от времени храбро пыталась заговорить с Натсуки, которая держалась в стороне от одноклассников, но даже несмотря на это была популярна, но как 'красотка вне досягаемости'.


"Ты в классе 'Д', так ведь? У нас иногда совмещенный урок физкультуры."


"Ты помнишь?!"


Щёки Аканэ покраснели ещё больше.


"Ну да, я полагаю. Но почему ты здесь в такое позднее время?"


"Это... ну, я ---- я забыла кое-какие тетрадки для домашней работы и пришла забрать их, но тут столько бродячих собак было замечено недавно. Я совсем немного испугалась, но затем я услышала этот вой откуда-то, я могла только думать "Неееет, я хочу домой!", но потом я увидела Куга-сан, и потом даже не подумав... я..." - она сказала стремительно на одном дыхании.


Натсуки поморщилась немного, видя такое рвение: "Хорошо, хорошо. Я тоже кое-что забыла в классе. Я могу захватить и твои тетрадки по пути, если ты хочешь?"


"Чт?! Ах, но я хочу пойти тоже!"


"Нет. Такое позднее время, так что почему бы тебе не пойти домой, а я занесу тебе твои тетрадки позже."


"Нуу, это... тебе точно не сложно, Куга-сан?"


"Не переживай. Мне не привыкать ходить одной по ночам. И, кроме того, это ли не редкость для меня предложить такую услугу? Ты должна принимать людскую доброту смиренно, ты так не думаешь? "


Стоя как вкопанная, Аканэ ошарашено смотрела на Натсуки, как будто она только что стала свидетелем божественного чуда.


"... Эй, Хигураши? Ты впорядке?"


"Сп ---- Спасибо, Куга-сан!"


Аканэ кланялась снова и снова.


"Совсем не обязательно быть настолько благодарной. Разве мы не были одноклассниками раньше?"


"---- Да!"


Улыбаясь счастливо, взяв номер телефона Аканэ с обещанием позвонить позже, Натсуки отправила Аканэ домой.


Аканэ продолжала оборачиваться время от времени, как бы молча говоря "Простите за беспокойство", но в то же самое время казалась очень счастливой. Она скрылась из вида, когда она начала спускаться по склону, ведущему к городу у подножия холма.


----- В каком странном настроении я, действительно...


Натсуки иронично улыбнулась самой себе. В действительности же она сделала это, чтобы просто избавиться от помехи на пути её расследования внутри школы.


Но всё же это было так давно с тех пор, как она разговаривала так долго с кем-то её возраста. Ну, кроме Шизуру, естественно.


Со смерти её мамы Натсуки упорно считала себя человеком, кто не может никому доверять, кто не нуждается в друзьях. Но с тех пор как она встретила Шизуру, она начала меняться, хотя и сама того не осознавая в полной мере.


*


Атмосфера кампуса ночью была особенно жуткой.


Без повседневной дневной суеты шумных и вечно куда-то спешащих учеников, в тишине и темноте ночи всё казалось очень пустым и производило удушающе-гнетущее ощущение.


Обычно ничто такое не беспокоило Натсуки, но она начала ощущать зловещее чувство, исходящее от школы ночью.


Хотя нельзя было сказать, что место было совершенно пустынным. Помимо самой школы, рядом находились общежития для учеников, школьная церковь (где жили священники) и особняк директора. Но окруженная со всех сторон морем и горами территория, принадлежащая Фуука академии, была довольно малолюдной --- или, возможно, можно было бы сказать, что это не было местом, наполненным жизненной энергией.


----- Ну, что ж.


Натсуки задумалась о том, какой следующий шаг предпринять, смотря на Хрустальный Дворец, названный так, потому что вся его поверхность была сделана из стекла. Лунный свет отражался от поверхности, заставляя её блестеть жутко, но в то же время красиво.


Проникнуть в школу было легко, но не было ничего достаточно очевидного, что могло бы дать ей подсказку, что делать дальше.


Она была не из тех, кто верил в слухи про монстров и призраков, она отмела их в категорию "это ожидаемо от школы с такой давней историей".


Слух о бродячих собаках был единственным, который странным образом затесался в её сердце, хотя она по-прежнему понятия не имела, как этот слух может быть связан с Первым Районом или термином "ХиМЭ".


"В любом случае, почему бы мне сначала не забрать тетрадки Хигураши..."


Натсуки прошептала сама себе, отворачиваясь от Хрустального Дворца, как вдруг ----


----- Рыыыыыыы! -----


Протяжный, резкий вой прорвался через тишину Фуука.


----- Бродячая собака?Но...?


Этот далекий вой отдавался эхом и был слишком странный, чтобы принадлежать бродячей собаке. Эхо распространялось без прерываний и казалось нескончаемым.


Сердце Натсуки забилось быстрее.


----- Как жарко....


Она почувствовала странный жар в боку, недалеко от этого странного родимого пятна...


----- Рыыыыыыыы! -----


И снова далекий вой.


Он раздался уже ближе и громче, чем это было раньше.


----- Что такое... Почему мне так... жарко?


И тогда, как из ниоткуда ----


"Ах, рад с тобой познакомиться, Натсуки-чан."


Услышав внезапный голос, Натсуки проворно осмотрелась вокруг.


Вопреки всему здравому смыслу, владелец голоса стоял на крыше Хрустального Дворца.


"Кто ты, черт возьми, такой?!"


"Меня зовут Наги, Наги Хомура. Приятно познакомиться."


Он был беловолосым мальчиком одетым в форму средней школы. На его губах застыла кривая ухмылка, как будто он был очень доволен собой. Его узкие глаза были впечатляющими.


"Наконец-то, мы встретились. Я всегда наблюдал за тобой, разве ты не рада? Ты так старательно пыталась всё выяснить, но, действительно, я думаю все твои усилия бесполезны."


"Безполезны!?"


"Ох да, потому что когда время придет, ты поймешь всё. Кто ты... Что такое ХиМЭ..."


"...!"


Глядя вниз на удивленную Натсуки, этот мальчик по имени Наги указал пальцем на небо. На кончике его пальца - край Луны... и красная звезда.


"Видишь... это красная звезда... она называется звезда ХиМЭ. Девушки, кто могут видеть её, они - ХиМЭ. У тебя есть родимое пятно, не так ли? Родимое пятно в форме знака ХиМЭ."


Мальчик нарисовал пальцем знак.


Линии, которые он нарисовал в воздухе, сформировали точные очертания её родимого пятна ---- эти линии... они пылали в воздухе?


"Это же...!"


Она инстинктивно дотронулась до своего родимого пятна, которое начало пульсировать болезненным жаром ещё сильнее, чем раньше. Знак, который этот мальчик нарисовал, был точно такой же формы, как и её родимое пятно.


"Хаха... удивлена? Но настоящий сюрприз все еще ждет впереди. ---- Ну что ж, начнем. Твое дитя ... Нет, твое Дитя взывает к тебе..."


----- Рыыыыыы! -----


С этим воем, темная тень устремилась вниз с Хрустального Дворца.


Натсуки задержала свое дыхание, оказавшись лицом к лицу с этим существом.


Слабо мерцая, как будто выкроенный из воздуха вокруг него, чёрный как смоль монстр/зверь смотрел на Натсуки.


Массивное тело держалось на четырех ногах. Только лишь его красные глаза были видны там, где должна быть голова. Это действительно был самый настоящий монстр.


Но такие монстры не должны существовать в этом мире, всё же свет в его глазах, пронизывающих Натсуки своим взглядом, мог принадлежать только живому существу.


Зверь низко зарычал.


"Но так как я вызвал его в такой спешке, поэтому поблизости могут быть Сироты. Они могут просто съесть тебя, кто содержит в себе столько любви, если ты сделаешь ошибку. Твоя сила решит, сможешь ли ты приручить его, и кто чьим хозяином станет."


Натсуки просто смотрела, как будто в трансе... охваченная страхом или, может быть, скорее, благоговением перед этим монстром.


"Вперед. Это твое Дитя».


Как по команде, темная тень прыгнула.


"...!"


Натсуки пришла в себя и бросилась в сторону... за секунду до того, как зверь приземлился.


Он низко зарычал, как бы пытаясь убедить ее или, может быть, запугать ее.


"Ку-...!"


Натсуки встала и побежала, отчаяние на уме.


Только лишь мгновение зверь смотрел вслед убегающей Натсуки, прежде чем начать погоню.


"Уж постарайся, моя дорогая Принцесса Лета..." - сказал Наги с ухмылкой, наблюдая за Натсуки.


Сердце Натсуки, которое начало быстро биться, как только она услышала самое первое рычание, стало биться всё более и более яростно.


----- Как жарко...!


Её родимое пятно горело.


Зверь набирал скорость, сокращая дистанцию между ними.


Задыхаясь, Натсуки вбежала в лес, окружавший академию.


"Чт...!"


Понадобилось только лишь мгновение, когда её сбивчивое дыхание отвлекло её немного, как она споткнулась о корень дерева и упала на землю.


Она обернулась и увидела, что зверь загнал её в угол.


Натсуки прислонилась к стволу дерева и съежилась.


Красные глаза поймали её взгляд. Он был так близко, что Натсуки могла бы почувствовать его дыхание, если бы он был живым…


"Аааааааа!"


Закричала Натсуки, а затем ----


Родимое пятно на ее боку засияло так ярко, что можно было его увидеть через одежду. Блестящие частицы начали материализовываться из обеих ладоней Натсуки.


IV


Огнестрельный выстрел разорвал тишину академии.


Тёмный зверь замедлил своё наступление и отпрыгнул в сторону.


Зверь уклонился от выстрела, но ребенок, которого он преследовал, оказался не такой уж и легкой добычей, как он изначально предполагал. Как враг начал свою контратаку, зверь громче и более угрожающе зарычал, это был другой рык, в нём читалось предостережение.


"Что...?"


Что случилось?


Натсуки, наконец-то, посмотрела на предметы, которые держала в руках - на курок которых, она поняла тогда, она только что нажала, и что явилось причиной звука огнестрельного выстрела.


Пистолеты?... У них была рукоятка пистолета, курок, и кроме это ещё и круглая сфера на очень коротком стволе на месте, где должен был быть магазин, если бы это был револьвер. Но эти предметы определенно имели форму пистолетов.

Но почему?... Откуда они появились?...


Они материализовались в ее руках, как иллюзия, но их отдача и вес были реальны, они блестели ясно и холодно в лунном свете.


"Это... твой Элемент."


Неожиданно прозвучал голос из темноты. Это был приглушенный голос, отличающийся от бодрого голоса мальчика по имени Наги. Это был глубокий, импозантный голос. Такое чувство, что она слышала этот голос где-то раньше ...


Но прежде чем она могла задаться вопросом, кому этот голос принадлежал, темный зверь напомнил о себе.


"...!"


Как по рефлексу, Натсуки подняла оружие в своих руках.


С рычанием зверь наклонился, бдительно.


"Твой Элемент... ритуальное оружие, дарованное ХиМЭ. Ты материализовала это оружие по своей собственной воле. Но сейчас нет времени, используй их, чтобы победить зверя."


"Эле...мент...?"


"Он приближается!"


В ту же секунду, как голос предупредил её, зверь прыгнул.


Без звука, без предупреждения.


Но даже без предупреждения и в текущем состоянии замешательства, рефлекторно Натсуки среагировала на движение.


Без колебаний она направила свои пистолеты, которые "голос" назвал её Элементом, и нажала на курок.


Усиленное биение сердца всё ещё не пришло в норму.


Но это биение незаметно трансформировалось в гимн чести.


----- Я буду сражаться!


Как будто в ритм своего сердцебиения, Натсуки до предела нажала на курок ее Элементов.


*


Сколько времени прошло...?


Казалось, прошла целая вечность, но в то же время лишь мгновение.


Зверь взвыл и прыгнул. Он прыгнул с намерением разорвать Натсуки на клочья своими клыками и когтями.


Натсуки выстрелила и уклонилась. Это была самозащита ---- но когда она успела освоить навыки боевых искусств, чтобы так сражаться?


Темный зверь и девушка, с развивающимися черными волосами, кружились и танцевали в темноте, освещенной только лунным светом.


----- Это ХиМЭ...


Владелец голоса, который ранее окликнул Натсуки, смотрел на эту сцену с тревогой.


----- Тебе страшно?


Это был почти неслышный шепот.


----- Но такая уж судьба у ХиМЭ... какой бы благословенной эта судьба не казалась, ты должна понять, что ты не сможешь избежать системы.


----- ... И всё же...


"Погоди-ка, разве это не против правил?"


Его мысли были прерваны внезапным голосом сверху.


Он распознал этот голос сразу же и ответил, не поворачиваясь.


"... Пожалуйста, не доложите ли мне о ситуации оттуда? Наги-сан."


Только сдержанный смех можно было услышать.


"Я не буду этого делать. Нет, правда, зачем мне это? Я связан контрактом, почему я должен выступать против 'той личности'?"


Это был дразнящий голос, пропитанный сарказмом.


"Контракт... и тем не менее, как мне кажется, ты словно наслаждаешься всем происходящим..."


"Ничего не могу с собой поделать. Если честно, мне нет необходимости вмешиваться в дела этого мира. Но если я должен, я буду наслаждаться этим настолько, насколько это возможно."


"... Твои силы запечатаны из-за твоего контракта с 'той личностью', но разве управление этим Фестивалем/Карнавалом не было возложено на тебя, потому что однажды, в мире далеком от нашего, ты похитил сердце молодой девушки? По крайней мере, это то, что я слышал."


"А ты крайне болтлив, не так ли? Но как ты думаешь, разве эта сила, даже запечатанная, не способна прихлопнуть тебя, как муху?"


Наги сказал резким и пристрастным тоном.


Он застыл, источая напряжение, холодный пот бежал по его спине.


Видя такое напряжение, Наги засмеялся.


"Ну, ладно. Ты довольно забавный. Присматривай за Натсуки-чан хорошенько. ---- Конец уже скоро..."


Тень над его головой исчезла одновременно с тем, как исчез голос.


Заклятие было снято, и постепенно он снова мог свободно двигаться. Он посмотрел вверх.


Не было и следа того, что Наги вообще был здесь.


----- Это было опасно... Язык - враг мой...


Сделав глубокий вдох, он снова переключил свое внимание на сражение Натсуки.


Темный зверь, которому, по его сведениям, покланялись с древних времен как Богу Гор или Богу-собаке, его иногда даже называли "Яфуза"... этот зверь возвышался над Натсуки, неподвижно. Натсуки крепко сжимала в руках её Элементы, целясь.


*


----- Гррррр!!! ----- 


Зверь низко зарычал.


Но он уже не был объектом страха для Натсуки. Почему так, она не знала. Всё, что она знала, что во время борьбы со зверем, то, что он желал, было передано ей ---- никак по-другому это нельзя было описать.


Школьная форма Натсуки была вся перепачкана в грязи и порвана во многих местах. И там, где тело было открыто, виднелись тонкие линии крови.


Её чёрные волосы все спутались из-за их борьбы.


Натсуки уже не испытывала никакого гнева или страха.


Она смотрела на темного зверя.


Его красные глаза тихо сверкали, сфокусировавшись на Натсуки, как бы пытаясь предугадать её следующий шаг.


"... Кто я для тебя? Что ты хочешь от меня?"


Задавая эти вопросы, воспоминание из её детства всплыло в памяти Натсуки.


Когда её отец принес домой щенка в качества подарка ей.


Щенок был настолько напуган и напряжен из-за незнакомой обстановки, всё что он мог делать ---- это дрожать от страха.


Натсуки, не догадываясь о страхе щенка, только видя какой он милый, протянула свою руку, чтобы погладить его ---- и была укушена.


Зубы щенка уже полностью выросли. Хотя укус не болел так уж сильно, Натсуки заплакала ---- от шока.


"Мне не нужен этот щенок, он страшный."


Отец тихонько отругал её: "Послушай, Натсуки. Он всё ещё напуган. Его принесли в незнакомое место, ему страшно и одиноко. Ты не должна плакать. Чтобы стать друзьями, кто-то должен сделать первый шаг, вне зависимости от того говорим мы о людях или же о животных."


Весь дрожа, щенок взглянул на Натсуки из-за спины её отца, пока тот говорил.


----- Ясно... Тот же самый взгляд как в тот день...


Натсуки сфокусировала свое внимание на звере перед ней, чувствуя небольшое раздражение на то, что она вспомнила слова именно этого отвратительного человека в такой момент времени, как этот.


Свет, сияющий в этих глазах, был таким же, как и у того щенка.


Красные глаза зверя уже не выражали никакой своей воли, это просто были две красные пустоты.


Но даже тогда...


Натсуки тихонько опустила свои Элементы.


Тело зверя дрожало и подергивалось.


Натсуки всё ещё просто смотрела на зверя, вопрошающе, но также поощряюще.


Они старались понять, чего хочет другой…


"Ты тоже... чувствуешь себя одиноко?"


Эти слова слетели с её губ.


Зверь перестал рычать и начал пристально смотреть на Натсуки.


Натсуки шагнула вперед, только лишь на один шаг.


Зверь продолжал только смотреть.


Натсуки подошла ещё ближе.


Когда никакой дистанции не осталось между ними, Натсуки стояла пред темным зверем, не произнося ни слова.


"Ясно... ты ждал меня... Дюран."


Натсуки улыбнулась.


----- Рыыыыыы! -----


Зверь громко завыл.


Это было, как если бы он ответил ей полным счастья голосом.


"У тебя получилось, Натсуки-чан. Это Дитя приняло тебя. Так что... как насчет того, чтобы полностью принять это Дитя тоже?"


Наги спросил, ещё раз появившись из ниоткуда.


"Неважно какая у тебя цель, это Дитя станет тебе сильным союзником. В свою очередь, однако, ты обязана поставить на кон то, что является самым важным для тебя в жизни."


"Мне все равно. У меня нет ничего, что было бы важно для меня."


----- Это правда. Я всегда жила одна.


----- Живя только ради мести.


----- И когда я достигну этого...


Родимое пятно Натсуки вспыхнуло ярче. Ее сердце забилось быстрее, чувствуя, что конец близок.


Как по волшебству, символ появился на земле, окружая Натсуки и зверя.


Из этого символа поднялась колона воды, и свет, который она излучала, прорвался через темноту кампуса и взлетел в небо.


Свет принял прохладный воздух.


И всё же это было необыкновенно тепло.


----- Аааах...


Живот Натсуки начал болеть. Боль была похожа на ту, которая сопровождала её во время месячных.


И потом неожиданное чувство блаженства пробежало по ее позвоночнику.


Зверь начал светиться ярко. Под моментом этого чувства необычайной радости, Натсуки обняла его крепко, с любовью.


Из неопределенной тени зверь начал материализовываться в его настоящую, субстанциальную форму.


Его тело сверкало серебром. Его ноги прочно стояли на земле.


Единственное, что осталось неизменным, были его красные глаза. Они смотрели на Натсуки.


"Дюран..."


----- Рыыыыыыы! -----


В объятиях Натсуки, Дюран, её Дитя, издал свой вой ---- крик новорожденного.


V


Прошло три дня, прежде чем Натсуки снова появилась в школе.


Она выполнила свое общение Аканэ, доставив её тетрадки в её почтовый ящик. Потом она вернулась в свою квартиру, упала в кровать и проспала 24 часа.


Даже когда она проснулась, события той ночи все равно казались лишь сном.


Но её Элемент материализовался в её руках по её желанию, так что это было доказательство само по себе, что это не мог быть сон.


----- Сила материализовывать материи высшего порядка... ХиМЭ...


Осознание своей силы - силы материализовывать её Элемент и Дитя - вызвало новые вопросы, и Натсуки почувствовала что-то похожее на страх пробежало по спине.


Почему у неё есть эта сила? Кто такой этот мальчик Наги? Почему организация Первый Район пытается собрать всех ХиМЭ вместе? Так как, если информация Ямады действительно верна, тогда должны быть ещё девочки с такой же силой, как у неё...?


И что более важно, почему она и её мама должны были бежать той ночью? И почему она должна была умереть?


----- И все ответы находятся в Фуука Академии...


И ключ, соединяющий все подсказки, был помещён прямо в руки Натсуки.


Или, более верно сказать, она вспомнила его.


Чтобы убедиться, Натсуки пришла в школу, хотя её раны ещё не полностью зажили.


Натсуки направилась в место за школой, где находилась цветочная клумба, рядом со служебным помещением.


Её цель, как она и ожидала, была там. В соломенной шляпе он ухаживал за своими цветами молча, как обычно.


Натсуки попыталась сопоставить его фигуру с фигурой из её воспоминай десятилетней давности.


Да, она узнала его. Он был одним из "темных дядь", кто иногда играл с ней и её псом, Дюраном.


"А ты сильно поправился за последние 10 лет. И следа не осталось от того, как ты выглядел тогда."


Тот, к кому она обратилась - Сакомизу - вздрогнул немного от неожиданности, услышав голос Натсуки, но продолжил поливать цветы. Не поворачиваясь, он ответил, как бы разговаривая сам с собой.


"Ну, из-за этого было решено, что это буду я, на кого будет возложена миссия наблюдать за школой и тобой, ну... если это имеет отношение к безопасности и пробуждении ХиМЭ. Поздравляю, Принцесса. "


Этот тон голоса. Голоса, который назвал её "принцессой", шептавший ей три дня назад.


"Ты... работаешь на Первый Район?"


"... Я не могу сказать тебе этого."


Что, конечно же, было всё равно, что сказать - да. Натсуки хотела задать другой вопрос, но Сакомизу прервал её, заговорив первым.


"Я знаю, ты наняла странного парня для расследования разных вещей для тебя. Я не могу сказать почему, но ты должна прекратить это."


"Но мне нужно знать! Почему, почему моя мама ----"


"Я понимаю твои чувства, но всё же остановись."


"Тем, кем я стала, делает возможным вытрясти все ответы из тебя силой, даже с учетом этого ты не скажешь мне ничего?"


"Да. Если я скажу тебе что-нибудь, организация уничтожит меня. Нет никакой разницы."


"..."


Что-то было в его тоне не то, даже несмотря на то, что он казался отчужденным, как всегда.


"Тогда зачем вообще пытаться предупредить меня?"


"Зачем, действительно. Я сам не знаю ответ на этот вопрос. Всё же...."


"Всё же?"


"... Нет, не бери в голову."


И с этими словами Сакомизу перестал говорить и, полностью игнорируя Натсуки, молча продолжил ухаживать за своими цветами.


Раздраженная этим поворотом событий, Натсуки сказала: "Ты, хитрый лис... однажды я заставлю тебя заговорить..."


"Давай, если думаешь, что сможешь."


"Хех..."


----- Пока что я отступлю...


В конце концов, она нащупала своего рода подсказку, и она должна удержать эту подсказку, несмотря ни на что.


"...Ох, кое-что ещё."


"Что?"


"Больше никогда не называй меня 'принцессой'."


"... Хорошо."


Услышав шепот Сакамизу за своей спиной, Натсуки ушла.


*


"Натсуки, что случилось? Эти раны..."


После школы Шизуру дожидалась Натсуки в своем обычном месте в саду. Когда Натсуки, наконец-то, появилась, Шизуру посмотрела на повязки и пластыри на Натсуки и побледнела.


"Не переживай, это всего лишь царапины."


"Как ты можешь говорить, что это всего лишь царапины... ох, даже на твоем красивом лице..."


Шизуру побледнела ещё сильнее, когда увидела пластырь на подбородке Натсуки.


"Ты упала со своего мотоцикла? Если что-то подобное будут происходить, тогда я не подпущу тебя к этой твоей любимой игрушке, даже если мне придется ударить тебя ----"


Её рассерженный тон ясно давал понять на что она способна, если допустить хоть одну малейшую ошибку...


Это было непривычно видеть Шизуру, кто обычно всегда такая безмятежная, как будто ничего не беспокоило её, такой рассерженной, как сейчас.


"Правда, это всего лишь царапины. И это не связанно с моим мотоциклом."


"Хонма яро не (Правда)?"


"Хонма да (Правда)", - ответила Натсуки, плохо имитируя киотский акцент Шизуру.


"Тогда как, такие раны..."


"Извини, но я не могу тебе сказать. И я сомневаюсь, что ты поверила бы мне, если бы я сказала. Действительно, я в порядке. Раны не такие уж и глубокие, чтобы оставить шрамы, и, честно говоря, они что-то вроде украшения для меня."


Взгляд Шизуру спрашивал без слов - "правда ли ты в порядке?". Натсуки держала этот взгляд.


Смотря в глаза друг другу некоторое время, Шизуру вздохнула, как знак принятия.


"Я не буду расспрашивать дальше тогда. Но такие неразумные вещи не должны происходить. Просто видя Натсуки, всю пораненную, как сейчас, мне казалось, что мое сердце перестанет биться."


"..."


Глядя на Шизуру, положившую руку на сердце, чувство нахлынуло на Натсуки.


Чувство ностальгии, но также удовольствия.


"... ? Натсуки, что-то не так?"


"Нет, нет, просто... это было так давно, когда кто-то беспокоился так сильно за меня, так что я даже не знаю что сказать."


Улыбка Шизуру была ответом на покрасневшие щеки Натсуки.


"Но разве я не беспокоюсь о тебе постоянно? К тому же, я не единственная, чей ум занят мыслями о Натсуки, не так ли? Например…"


Шизуру продолжила, как странная серьезность окутала её глаза.


"... Капитан Кендо клуба."


"...!"


Натсуки не могла ничего с собой поделать и вздрогнула при упоминании этой личности.


Такеда Масаши.


Одноклассник Шизуру, класс "Д", кто поставил себе цель стать Капитаном Кендо клуба. Однажды, несмотря на то, что они даже никогда не говорили друг с другом, он неожиданно появился в классе Натсуки с букетом цветов в руках , и с красным, как свекла лицом, он пригласил её на свидание при всем классе. Сильный характер, так сказать.


Конечно же, он потерпел душераздирающее поражение. Но он не сдался, предпринимая всё, что он только мог, чтобы продолжить свои неуклюжие ухаживания. Он казался честным парнем, и несмотря на жестокость, с которой его продолжали отвергать, и которая заставляла его сердце болеть, он чувствовал, что, к сожалению, с этим ничего не поделать. Так как Натсуки была той, кто казалось противилась мысли встречаться с "противоположным полом".


С приближением лета приближался и турнир по Кендо между префектурами Японии. Он настолько погрузился в деятельность клуба, что его ухаживания, наконец-то, прекратились. Теперь когда летние каникулы подошли к концу, она надеялась, что он, наконец-то, сдался и двинулся дальше...


"... Извини, я ненавижу, когда мне напоминают об этом кретине с его постоянной суетой вокруг меня."


"Ох, правда? Но если я не ошибаюсь, не делало ли это тебя хоть чуточку счастливой?"


"Абсолютное и определенное нет. Не делало!"


Шизуру улыбнулась, услышав это уверенное опровержение Натсуки, и вся тревога, которую она чувствовала об этой ситуации, испарилась.


"Кроме того, он сдался, не так ли? Я не видела его с тех пор, как он перешел на второй год обучения."


"Это потому что турнир по Кендо между префектурами должен скоро начаться, и некоторые события случились в кендо-клубе. У него нет времени ни на что другое, пока эти проблемы не решены. Но, кажется, он не их тех, кто сдается..."


"Кендо-клуб? Ах, точно, теперь когда ты напомнила, Татэ... Юичи, так? Он получил травму или что-то там..."


Она не так уж много и знала про этот инцидент, но они были одноклассниками на их втором году обучения в средней школе, так что она знала, кто он. Его пророчили в выдающиеся спортсмены, и кендо-клуб возлагал на него большие надежды.


"Кажется очень серьезная травма... Такеда-кун рассказал мне, как его сердце убито горем из-за того, что он не может увидеть Натсуки, пока он занят решением этих проблемам..."


"Ну, что плохо для Татэ, хорошо для меня."


"Пожалуйста, не говори так... это всё очень серьезно для Татэ-куна."


"... Я полагаю. Но я всё равно благодарна ему, ничего не могу с собой поделать."


"Моу... Натсуки такая злодейка."


Несмотря на то, что слова её были бранящими, но в тоне Шизуру можно было заметить нотку облегчения.


Эта тема обсуждения была, наконец-то, закрыта, и Натсуки подошла к теме, о которой она действительно хотела спросить Шизуру.


"Уум, Шизуру... ты же староста класса, так?"


"Да, это так... почему ты спрашиваешь?"


"Я слышала, что у старост класса есть более высокий уровень доступа к школьному интранету, чем у обычных учеников."


"Однако, манипуляции по изменению посещаемости невозможны..."


"Кто об этом просит!... Просто есть кое-что, что мне хотелось бы расследовать об этой школе."


Натсуки старалась звучать настолько непринужденно, насколько это было возможным.


Было так много вещей, которые были неясны о Первом Районе и силе ХиМЭ. Она не хотела вовлекать Шизуру в это, но она была единственная, кого она могла спросить о такой персональной услуге.


Именно поэтому она спросила Шизуру, но ----


"Я, наверное, не должна спрашивать, почему ты хочешь знать это, не так ли..." - внезапно сказала Шизуру с грустью.


"Да. Извини."


"Что ты хочешь разузнать о школе?"


"... Состав администрации, имя директора и личные данные... Список служебного персонала и учеников. И если возможно, их личные данные тоже."


Шизуру просто вздохнула.


"Это невозможно. Уровень доступа у старосты класса не намного выше, чем у обычного ученика."


"Понятно... ну, тогда забудь об этом."


"Ясно..." - Шизуру ответила, взгрустнув.


Хотя после того, как она произнесла это, она посмотрела на Натсуки и лучезарно заулыбалась, как будто бы она внезапно пришла к решению.


VI


Последующие несколько месяцев, казалось, пролетели в мгновение ока.


Хотя для одно человека, они вовсе не показались такими уж мгновенными.


Для Натсуки это были тяжелые дни.


Имело место быть её первое сражение ---- встреча с монстром, называемый "Сиротой", который появился на территории школы.


Она не только выслеживала Первый Район, параллельно пыталась выудить ответы из Сакомизу, кто увиливал от её вопросов, как скользкий угорь, и поддерживала связь с Ямадой и её другими информаторами, которые собирали информацию для неё, но также на неё ещё навалилось бремя под названием 'промежуточные экзамены второго семестра', а потом и 'выпускные экзамены второго семестра'.


Её посещаемость была невероятно низкой, но результаты её письменных тестов и экзаменов не давали её учителям ни единого повода для жалоб. Это была политика Натсуки.


Как реакция на сильный стресс, она накупила большое количество нижнего белья, которое она скорее всего даже никогда и не оденет. Так или иначе, она сдала все её экзамены. Прошло не так уж много времени, прежде чем закончился учебный год, и начались выборы в ученический совет - довольно поздно по сравнению с другими школами.


Когда Натсуки узнала, кто был один из кандидатов, она была почти настолько же удивлена, как тогда, когда она пробудилась как ХиМЭ.


*


"Поздравляю с избранием, Шизуру."


"Спасибо, Натсуки."


Улыбаясь изящно, Шизуру пила маленькими глоточками свой чай. Форма президента Школьного совета украшала её тело.


Полностью разгромив своего оппонента, Харуку Сузуширо, в уверенной победе, Шизуру была выбрана президентом школьного совета.


Она уже начала держать себя с достоинством, и сказать, что это ей шло - это как утверждать очевидное. Также как и утверждать очевидное, сказав, что это действительно было неожиданно.


"... Я не думала, что ты одна из тех, кто стремиться к власти."


"Я, действительно, не из таких. Это просто черта, которую все приписывают мне."


"Ну, это определенно лучше, чем Сузуширо в качестве президента... но... "


Шизуру улыбнулась, наблюдая как мысли Натсуки начали блуждать, и затем сказала: "Может нам стоит поговорить о более приятных вещах? Например, доступ у президента школьного совета к школьному интранету намного выше, чем у обычного ученика."


"...!"


Натсуки оживилась немного, когда услышала это, но потом поморщилась, вспомнив, что она сказала несколько месяцев назад.


"Не может быть, Шизуру... ты сделала это всё из-за того, что я сказала тогда...?"


"Что ты имеешь в виду?"


"Ну знаешь... что я, уум, хочу расследовать кое-что о школе."


Ответ Шизуру на вопрос, который пробормотала Натсуки, был очень несвойственный для неё ----


Она громко засмеялась и так сильно, что даже слёзы сформировались в уголках её глаз.


"... Шизуру"


"Прости... но иногда Натсуки говорит такие сумасшедшие вещи... так забавно..."


Когда она, наконец-то, перестала смеяться, она сказала протестующим тоном: "Натсуки, я многое сделаю ради тебя, но неужели я бы взвалила на себя ответственность президента школьного совета только из-за этой причины?"


"Я... полагаю. Да, ты права..."


"Я почувствовала, что мне нужно сделать это. И это будет полезным при приёме на работу в будущем. Так что Натсуки не должна переживать, что я использую своё положение для её выгоды."


Слыша объяснение Шизуру, Натсуки уступила и посмотрела на ноутбук, лежащий на столе ---- врученный Шизуру, как часть к её новому статусу президента.


"Мне нужно ввести пароль, погоди секунду."


Шизуру, кто стояла позади Натсуки, наклонилась к клавиатуре.


Натсуки почувствовала, как полные груди Шизуру прильнули к её спине, и попыталась сконцентрироваться на мониторе, не смея даже пошевелиться.


После того как пароль был введен, новое окно появилось.


Глаза Натсуки оживились, когда данные недоступные обычному ученику открылись. Двигая курсором по экрану, она просматривала школьный интранет.


Шизуру, которая всё ещё стояла позади Натсуки, улыбнулась от удовольствия, видя реакцию Натсуки. Эмоции переполнили её, и она нежно и незаметно поцеловала волосы Натсуки----.


VII


"... Эта машина...?"


Стоя на огромном мосту, который соединял область с материком, Натсуки, одетая в её байкерский костюм, наблюдала за машиной, которая была её целью.


"Да, номер совпадает. Нет никаких сомнений."


Стоя рядом с ней, Ямада ответил, смотря в бинокль.


"Ты действительно хочешь это сделать? Это преступление, как ни посмотри. "


"... Кого это волнует. Продолжай, как запланировано."


Ответ Натсуки был краток.


"Будет исполнено... ты такой ужасный человек."


Ямада улыбнулся, а голос в сердце Натсуки ответил ему молча.


----- Вполне вероятно, что я просто стала упрямой, вот и все....


Несколько месяцев прошло с тех пор, как Шизуру стала президентом школьного совета, и как Натсуки перешла в высшую школу.


За эти несколько месяцев количество странных случаев в Академии увеличилось. Натсуки и Дюран победили бесчисленное количество Сирот.


Во время некоторых из этих столкновений она чуть не погибла, но так или иначе ей всегда удавалось выжить.


Но она всё ещё не выяснила настоящей цели Первого Района, и суть организации по-прежнему была окутана тайной.


Наконец-то, ей представилась возможность встретиться с директором, 11-летней девочкой по имени Казахана Маширо - девочка, кто говорил с такой странной зрелостью о Первом Районе и ХиМЭ. Натсуки была удивлена, что девочка знала правду и попросила Натсуки победить Сирот. Услышав эту просьбу, она на секунду предположила, может ли это быть причиной, по которой ХиМЭ собирают в школе, но...


----- Нет, должна быть какая-то другая причина за всем этим...


Она не перестала подозревать Первый Район.


Или, правильнее сказать, она не могла перестать подозревать организацию.


Что они планируют собирая всех ХиМЭ?


Если уничтожение Сирот их единственная цель, почему просто не сказать это прямо и открыто?


И также все эти окольные пути для сбора девочек в академии казались крайне излишними, если бы это было так.


----- Я не должна позволить им собрать всех ХиМЭ в этом месте.


После долгих размышлений внутри себя Натсуки пришла к этому выводу.


Она выяснила с помощью президентского ноутбука Шизуру, что новая ученица прибывает в конце апреля.


Минаги Микото, кто переводится в среднюю школу, привлекла внимание Натсуки тем, что это было странно переводится, когда учебный год уже начался.


Будучи подвергнут перекрестному допросу, Сакомизу признался, наконец-то.


Новая ХиМЭ прибывает в академию.


"Хорошо, мы полностью перенаправили другие машины в объезд. Никаких препятствий в радиусе 300 метров не должно быть."


"Поняла."


Натсуки оседлала свой мотоцикл и завела мотор.


Мотоцикл тронулся с места с прыжком.


Машина, которая была их целью, пересекла половину моста.


----- Если я не буду ничего делать, ничего и не случится... правильно, подожду пока я не почувствую дрожание земли...


Она подумала про себя, веря в то, что предотвращая появление других ХиМЭ в школе, будет в их интересах тоже.


Натсуки материализовала её Элемент и прицелилась в шины.


Чем больше она сражалась, тем больше пистолеты становились продолжением её тела, настолько, что даже мчась на полной скорости на мотоцикле, она могла поразить цель с исключительной точностью.


----- Что случиться... это довольно таки рискованное предприятие.


Когда машина проехала, Натсуки нажала на курок.


Пуля идеально попала в цель, пробив одну из шин, в результате чего машину занесло, и она перевернулась, после чего, проскользив немного, полностью остановилась.


Натсуки привстала на мотоцикле, повернувшись, чтобы посмотреть на машину.


Спустя некоторое время звук двигателя разрушенной машины стал затихать и вскоре совсем заглох, останавливая всю деятельность машины.


Прошло несколько мучительно медленных секунд…


Из машины вышла маленькая фигура. Девочка, одетая в матросский костюмчик. Это должно быть Микото Минаги, новая ученица.


----- И может быть даже... ХиМЭ.


Ее предчувствие было подтверждено в доли секунды.


Девочка сжимала в руках меч, который казался почти смехотворно слишком большим для ее маленького тела, эта девочка была такая хрупкая, но переполненная волей к борьбе... нет, невероятной жаждой крови.


----- Она уже пробудилась...? Черт, они обдурили меня снова.


Натсуки слегка улыбнулась с горечью и тихо подняла свои пистолеты, целясь.


Две девушки стояли друг напротив друга на мосту.


Темнело. Единственная, кто наблюдала за этой сценой, была едва виднеющаяся луна.


Совсем рядом от неё сияла красная звезда, и только на мгновение она сверкнула.



Эпилог ~ из эпизода: #25~


Размышляя сейчас над этим, может быть, то первое сражение с Микото могло быть началом всего.


Эта горькая мысль составляла Натсуки компанию, как она, смотря на огромную звезду ХиМЭ, сверкающую рядом с луной, стояла на краю скалы... том, который отнял у неё маму.


----- Что если бы они никогда не сражались...?


Может быть, после того как Микото упала с моста, она не должна была преследовать её так упорно, чтобы 'компенсировать' за те раны, что она получила от её рук...


----- Могла бы судьба измениться, интересно...


Но размышлять об этом уже не было никакого смысла.


"Она" из прошлого не знала ничего и ничего не хотела знать.


Не хотела ничего знать о чувствах Шизуру, о ХиМЭ и, больше всего, о самой себе.


"Почему такая умная молодая женщина сделала что-то подобное вне моего понимания... Но Доктор Куга любила тебя. Что бы там ни было, в этом я уверен."


Сакомизу тихо прошептал.


Что это? Попытка утешить её? Звук жалости в его голосе раздражал немного, но в то же время был странно успокаивающим.


"Я верю в маму внутри меня. Так что... всё в порядке теперь."


Натсуки улыбнулась совсем слегка.


Что её мама планировала с Сеаррс? Почему её мама должна была бежать с ней? Вся правда была погребена под этой скалой.


----- Я буду просто верить... что моя мама пыталась спасти меня. Даже если я ошибаюсь...


"Возможно, это потому что люди заботятся о своих любимых… и потому что они настолько сильно любят их, они теряют себя, совершают ошибки..."


"... Ты можешь быть права. Фуджино-сан тоже, она... ну, она влюбилась в тебя... и потому что ты так дорога ей, она совершила всё это."


Любовь. Чувство, которое Шизуру испытывает к ней. Когда её чувства были отвергнуты, Шизуру была разбита.


Любовь... для Натсуки, кто по-настоящему ещё ничего не желала, это чувство всё ещё было так далеко от неё.


Видя бурные эмоции Шизуру, и чувства, которые Май и Шихо питали к Юичи, это сделало это слово чем-то, чего стоит боятся.


"Тогда я... действительно не хочу ничего знать о любви."


Почему это было так. Почему люди желали кого-то...? Почему эти чувства настолько сильны, что они могут содержать в себе такую сумасшедшую силу...?


Даже если она, возможно, всё ещё побаивалась силы этих чувств, но услышать "ты мне нравишься"... быть предметом чьего-то обожания настолько сильно, это было то, что делало её счастливой. Она была уверена в этом.


"Но может быть... может быть, люди находят в себе силы жить, потому что они любят..."


Неуклюже вырвавшиеся слова из уст Сакомизу показали, что даже он испытывал эти чувства.


Натсуки улыбнулась.


Дистанцироваться от чувств Такеды было легкой задачей для неё. Она чувствовала облегчение и даже небольшую ностальгию, когда она думала об этом. Она не дала ему никакого ответа, кроме короткого сообщения "Спасибо. Извини", которое она отправила ему, прежде чем он покинул школу, когда та была закрыта.


Был кто-то другой для Натсуки ---- кто-то, чьи чувства она хотела по-настоящему принять.


Даже если она не в полной мере понимала эти чувства, она должна предпринять всё что в её силах, чтобы ответить на них, она действительно хотела ответить на них.


----- Я решила по какому пути я пойду...


Даже если она, возможно, могла и не питать те чувства, которые Шизуру желает.


Она любила Шизуру ---- это было абсолютной правдой.


"Я буду молиться за тебя..."


Прошептав это, Сакомизу ушел.


Она повернулась к краю скалы, возможно, чтобы подумать над его словами.


Под обрывом отвесной скалы ----


Волны накатывали и, разбиваясь о скалу, откатывали назад.


Темные волосы Натсуки развевались на ветру, а её школьная форма, окрашенная лучами заходящего солнца в желто-красный, немного трепетала.


Натсуки стояла там одна, тихо смотря на звезду ХиМЭ.


----- Момент судьбы настал.


КОНЕЦ.